юмор

Вспомнилось из жизни

У меня в жизни есть четыре чётких жизненных периода. Первый -- жизнь в СССР и затем России. На мою молодость пришлась perestroika и дикий развал и жуткий срач 90х, так что обсуждать тут нечего. Второй -- жизнь в США, но практически на самом дне социальной лестницы. Я жил посреди реднеков и чернокожих. И, наверное, именно поэтому я не расист -- потому что нагляделся на white trash до усрачки. Ничем гетто белые не лучше гетто чернокожих. Вот совсем. Вокруг точно такие же свиньи, просто посветлее рожей, и живут не в квартирах для бедных, а в полуразвалившихся засранных халупах-вагончиках. А ведут себя точно так же и разговаривают на непонятном диком южном суржике. Третий период жизни -- это когда я с этого дна таки более-менее всплыл. Разорвал токсические отношения, разошёлся с бывшей супругой, которой в жизни вообще ничего не надо было. Вот ей реально не надо было нихрена. Даже больше денег не надо. На "набить брюхо" всякой хернёй денег хватало, а зачем желать чего-то больше? Больше и не надо. Ну, и четвёртый период, продолжающийся и сейчас.

История относится ко второму периоду. Я в то время работал на химическом заводе, производящем упаковочные плёнки. В следующий раз когда будете покупать стретч-плёнку -- это вот оно. У нас там бандура такая была высотой в два этажа, в неё засыпали белые гранулы, а на выходе получали огромные рулоны выше меня ростом, с намотанной на них плёнкой.

На заводе работали в основном заключённые. Это было всем выгодно. Это было выгодно штату, потому что по закону ВСЕ заключённые обязаны работать, а тут -- прекрасная возможность. Это было выгодно хозяину -- он получал не очень дорогую, но высокодисциплинированную рабочую силу, которая не будет "после вчерашнего" не выходить на работу. Это было выгодно, наконец, самим заключённым. Потому что им нужны были деньги -- во-первых, возместить ущерб за свои преступления (restitution), что положено по закону. А где брать деньги? Работа давала эту возможность. Во-вторых, у заключённых нет трат на электричество, жильё, еду, газ, телефон, и так далее -- всё это им даёт штат. Так что деньги, которые они получают, сидят себе тихо-мирно в банке и копятся. Ты выходишь на свободу -- а тут у тебя десять-пятнадцать тыщ накоплено. Можно начать новую жизнь, если не дурак. Большинство сторчивалось по-новой. "Украл, выпил -- в тюрьму". Но это к слову.

Все заключённые были с женской тюрьмы. За исключением одной женщины, которая сидела за креативную бухгалтерию, все прочие сидели за наркоту. Наркота самая разная, чаще всего -- опиаты, иногда -- метамфетамины. За траву сидело буквально пару человек. Но не суть.

Какая вы думаете, была одна из основных нужд у женщин, сидящих в тюрьме? Правильно. У них дико чесалось в одном месте. Часть из них с голодухи в тюрьме становилась коблами, ковырялками, и прочими лесбиянками. Но это было меньшинство. Большинство больше по инерции интересовалось мужчинами. На заводе работали, конечно, и вольнонаёмные мужики, типа меня. Так что если ВДРУГ сильно ХОТЕЛОСЬ -- всегда можно было найти ТОЛПУ желающих.

Завод был большой, освещался плохо, так что возможностей было много. Но самое главное, так сказать, местоимение -- это был сортир, стоящий посреди цеха. Этот самый сортир с завидной регулярностью забивался. Примерно раз в два месяца приходилось вызывать соответствующих граждан с тросом-чистилкой. Чем он забивался? Предлагаю догадаться. Правильно. ИСПОЛЬЗОВАННЫМИ ГАНДОНАМИ.

В-общем, весёлое было место, похабное.
Вот, кстати, ещё одно печальное подтверждение, что после иммиграции в 75% брак распадается. :(
В смысле -- когда двое женатых приезжают? Это тогда не мой случай...
С такой работой я бы ожидал что жена от тебя уйдет первой.
Ну, нет! Трахать наркоманок, ширяющихся неизвестно чем, неизвестно, с кем, я даже с резиной не стал бы. СПИД и гепатит -- это не мой вид спорта.

Но многие... тово, пользовались.
Бухгалтера было нельзя, она в офисе работала, не в цеху =))

У неё, кстати, потом всё в жизни стало нормально. Её выпустили досрочно, за примерное поведение. Начальник даже на комиссию, которая решает вопросы о досрочном выходе на свободу, ездил, говорил, мол, какая хорошая работница.