February 14th, 2013

Мутант-59

Это один из моих любимых научно-фантастических романов. Написали его два англичанина, Кит Педлер и Джерри Дэвис, которые работали на Би-Би-Си над популярным сериалом "Doctor Who". Не буду полностью раскрывать сюжет романа, но основной смысл его таков -- во что бы превратилась наша жизнь, если бы внезапно из неё исчезла вся пластмасса? Кроме того, мне понравилось, что в одной части романа главные герои блуждают по заброшенному метро и подземельям, а я любил всяческую подземную постапокалиптику задолго до выхода всех этих ваших "Метро 2033". Булычевский "Город наверху", например... Но я отвлёкся.

Впервые я прочитал "Мутант-59" в журнале "Наука и Жизнь", где он печатался с сокращениями. Я хотел его прочитать на английском языке, и совсем недавно он вышел для платформы Киндл. Я тотчас же его купил.

Перевод романа оставляет двоякое впечатление. Он весьма неплох -- хороший язык, неплохо передана стилистика оригинала, но вот почему-то в нём часто бывают перевраны второстепенные детали. Вы хотите примеров? Извольте. Те участки текста, где перевраны детали, я отметил красным. Ниже -- мой перевод, где эти детали переведены правильно. Эти места я отметил зелёным.

Оригинальный перевод:

Ближе к вечеру в баре «Красный лев» возле Уайтхолла собралась, как всегда, шумная орава чиновников, похожих друг на друга, словно капли воды. Они толкались у стойки, торопясь проглотить свои две порции виски перед броском на вокзал Ватерлоо и долгой поездкой домой к нудным женам — хозяйкам дорогих и унылых коттеджей и интерьеров, дурно скопированных с очередного номера журнала «Обсервер».
Холланд сидел в одиночестве, тупо глядя в кружку с пивом и прикидывая, как убить предстоящий вечер. Давала себя знать язва. Подумалось, что свору экспертов, каждый из которых не хочет знать ничего, кроме собственных соображений, никакими средствами в узде не удержишь. День выдался на редкость утомительный — а все из-за этого извращенца Эзертона, только и мечтающего, как бы прижать к ногтю беднягу Слейтера.
— Напиваться в одиночку — вернейший способ ускорить собственную кончину…
Он поднял глаза и встретил дружелюбный и насмешливый взгляд Тома Майерса.
— Том! Рад тебя видеть, присаживайся, что будешь пить?
— Спасибо, я уже пропустил одну, а ты как?
— Мне хватит.
— Куда подевался твой неизменный оптимизм?
— Во всем виновата эта треклятая светофорная история.
— Ах да, я и забыл, ты же возглавляешь следственную комиссию!

— Угу.
— Так в чем же загвоздка?
— В экспертах.
Майерс сочувственно хмыкнул.
— На них надеешься, — продолжал Холланд, — что они проанализируют факты, а они ускользают, как тараканы
. Ждешь от них каких-то разумных выводов, а они виляют, выжидают да время от времени каркают на своем фантастическом жаргоне — звучит ах как солидно, но на деле каждый печется только о себе…
— Знакомая картина, — засмеялся Майерс. — Для начала они заявляют: «С одной стороны…» Можешь не сомневаться — ровно через две минуты последует: «С другой стороны», а в конце концов: «Кто его знает…»
— Точно.
— А о чем спор? Кто он, злодей?
— Ты более или менее в курсе дела?
Какое там, видел по телевидению, и только.
— Понимаешь, создатель системы считает, что подвел компьютер, специалист по компьютерам считает, что подвела система, а ученый-теоретик старается раздать всем сестрам по серьгам.


Перевод исправленный:

Ближе к вечеру в баре «Красный лев» возле Уайтхолла собралась, как всегда, шумная орава чиновников, похожих друг на друга, словно капли воды. Они толкались у стойки, торопясь проглотить свои две порции виски перед броском на вокзал Ватерлоо и долгой поездкой домой к нудным женам, дорогим и унылым домам и бледным копиям блюд, рецепт которых был взят из последнего номера журнала «Обсервер».
Холланд сидел в одиночестве, тупо глядя в кружку с пивом и прикидывая, как убить предстоящий вечер. Давала себя знать язва. Подумалось, что свору экспертов, каждый из которых не хочет знать ничего, кроме собственных соображений, никакими средствами в узде не удержишь. День выдался на редкость утомительный — а все из-за этого извращенца Эзертона, только и мечтающего, как бы прижать к ногтю беднягу Слейтера.
— Напиваться в одиночку — вернейший способ ускорить собственную кончину…
Он поднял глаза и встретил дружелюбный и насмешливый взгляд Тома Майерса.
— Том! Рад тебя видеть, присаживайся, что будешь пить?
— Спасибо, я уже пропустил одну, а ты как?
— Мне хватит.
— Куда подевалось твоё блестящее остроумие?
— Во всем виновато это чёртово происшествие на Найтсбридж.
— Ах да, я и забыл, ты же возглавляешь техническую комиссию!

— Угу.
— Так в чем же загвоздка?
— В экспертах.
Майерс сочувственно отрыгнул.
— На них надеешься, — продолжал Холланд, — что они проанализируют факты, а они ссорятся как мальчишки.
Ждешь от них каких-то разумных выводов, а они виляют, выжидают да время от времени каркают на своем фантастическом жаргоне — звучит ах как солидно, но на деле каждый печется только о себе…
— Знакомая картина, — засмеялся Майерс. — Для начала они заявляют: «С одной стороны…» Можешь не сомневаться — ровно через две минуты последует: «С другой стороны», а в конце концов: «Кто его знает…»
— Точно.
— А о чем спор? Кто он, злодей?
— Ты более или менее в курсе дела?
— Какое там, видел по ящику, и только.
— Понимаешь, создатель системы считает, что подвел компьютер, специалист по компьютерам считает, что подвела система, а ученый-теоретик лезет из кожи вон, чтобы остаться честным и беспристрастным к обоим сторонам.

Скажите, я придираюсь? Мне так не кажется. Ну хорошо, пускай -- между "сочувственно отрыгнул" и "сочувственно хмыкнул" разница мала, но между "ускользают как тараканы" и "ссорятся как мальчишки" разница уже существенна, ибо меняет смысл. Также "раздавать всем сёстрам по серьгам" означает винить всех без исключения, а "оставаться честным и беспристрастным к обоим сторонам" -- это уже совсем другое. Плохо копировать интерьер дома тоже немного другое, чем не уметь готовить.

Непонятно! Зачем надо было перевирать детали, если можно было их не перевирать? Ведь саму суть романа сохранили, все основные смысловые фразы переведены верно! В-общем, неясно мне.

А роман хороший.

Изобрёл колесо

Всё как обычно.

Я тут недавно со смаком рассказывал, как рассчитать дистанцию от одной точки с определёнными координатами, до другой. И упорно рисовал свои собственные классы и методы.

Оказывается, в Ведроиде есть объект Location, у которого есть методы bearingTo() и distanceTo(), рассчитывающие всё, что мне было надо, без самоистязательств с тригонометрией.

А я рисовал, рисовал...

Никому велосипед не надо изобрести? Ещё у меня неплохо получается ломиться в открытую дверь. Я, можно сказать, просто таки профессионал в последних двух областях.