March 11th, 2015

юмор

Про генсека

Ровно 30 лет назад генеральным секретарём КПСС стал небезызвестный Михаил Сергеевич Горбачёв.

Как любая личность такого исторического масштаба -- является фигурой противоречивой и поляризующей.

Вот Сталин -- кто был? Кровавый тиран? Отец народный? Да всем он был, един во всех ипостасях. Как и созданный им СССР -- с одной стороны государство социальной справедливости и равных возможностей, а с другой -- тюрьма. Горбачёв -- да, приложил руку к развалу СССР, с другой -- если бы не Горбачёв, фиг бы я жил где живу и как я живу. Фиг бы мои отец и мать жили так, как живут сейчас. И много кто ещё, лично мне знакомых людей.

Виновен ли Горбачёв в развале того самого государства социальной справедливости? Безусловно, виновен. Но если вы посадите шофёра за руль машины, где вся ходовая часть пошла по известному половому органу, в случае, если машина окажется в кювете, виноват будет не один он. А ходовая часть -- правящая верхушка КПСС -- окончательно разложилась к этому времени. Последняя точка невозврата была пройдена во время известного съезда КПСС. И не Горбачёв это сделал. Мина под СССР была заложена ещё в 60х, ну, и, собственно, взорвалась по прошествии характерного срока в 20 лет.

Так что по-моему, Горбачёв оказался всего лишь кочегаром на паровозе, летящем в пропасть. По причине непонимания того, как паровоз работает, он, безусловно, убыстрил его сход с рельс, но записывать его одного в виновники -- право, не следует.

А каков, собственно, результат? Вот развал СССР -- это хорошо или плохо? Сам процесс, как это происходило -- безусловно, было плохо. Националистические войны, два путча с тысячами жертв, обнищание народа, пустые полки магазинов начала 90х -- это всё было. Любые потрясения всегда плохи -- и это касается и переворота 1917 года с его последствиями вроде гражданской войны -- Россия в тот раз недосчиталась около 10 миллионов человек. Кто умер, кто сбежал. В этот раз хотя бы гражданской войны не было -- не нашлось защитников СССР, захотевших по-настоящему за него вписываться, в отличие от защитников России.

Но замечу, что по результатам двух моих визитов в Россию я мог прийти только к одному мнению -- что никогда россияне так хорошо не жили, даже в эпоху дорогого Леонида Ильича. И многие вещи изменились в намного лучшую сторону. И прежде чем мне предъявят стандартное возражение -- "да только за границу стало богатым проще ездить" -- давайте посмотрим как раз не на богатых, а на бедных. В армии служат в основном они. Богатые -- учатся или откупаются. Так как там у нас с дедовщиной в армии? А очень просто. Сейчас её нет. Вот нет -- и всё. Её нет, потому что нет "дедов". А "дедов" нет, потому что срок службы в армии в России теперь составляет один год, а не два. Сломали эту систему.

Безусловно, есть неуставные отношения! Физически крепкие призывники занимаются поборами с более слабых. Но а. -- это не имеет системного характера, б. -- теперь с этим борются, и значительно активнее. (ссылка: http://twower.livejournal.com/687068.html )

Так что не "только за границу стало проще ездить". Совсем не.

Надо ли было так ломать страну, чтобы покончить с дедовщиной, дать народу возможность покупать хорошую одежду, технику, автомобили, книги, ездить за границу? Полагаю, что нет. Ломать страну вообще никогда не надо было. Ни в 1992, ни в 1917 годах. Надо было реформировать. Увы, не хватило мозгов -- пока наличие мозгов в плане реформ отмечается только у китайцев. Получилось как получилось.

Завершу цитатой из покойного Горчева:

Всё больше и больше на свете навсегда забытых нами людей.

Помните Кашпировского? А Чумака? А ведь Чумак был очень замечательный — он молчал и от этого заряжались банки с водой. А сейчас все только п..деть умеют.

А Горбачёва зачем забыли? Кто сейчас помнит Горбачёва кроме седенького пародиста в пыльном зале с полсотней состарившихся вместе с ним зрителей?

А ведь он же не умер, он ворочается в своей одинокой вдовьей квартирке на четвёртом этаже. Встаёт, шаркает тапочками — идёт на кухню. Долго бессмысленно смотрит внутрь холодильника, достаёт бутылку коньяка Aрарат, которого на самом деле давно уже нет в природе, и наливает в пыльную рюмочку. Потом зажигает настольную лампу и шелестит никому уже не интересными секретными документами про членов политбюро Зайкова, Русакова, Пельше и Подгорного.

И желтеют в шкафу белые рубашки, накупленные Раисой Максимовной впрок на все пятьдесят лет счастливого генсечества. Белые рубашки — они же как жемчуг, их носить нужно на живом теле. А куда носить?

И вообще, зачем всё это было? Стоял бы сейчас на мавзолее в каракулевой папахе и говорил бы речи одновременно по всем четырём каналам телевидения, и ничего бы не было: ни девятнадцатого августа, ни одиннадцатого сентября, ни подлодки Курск, ни Шамиля Басаева, ни писателя Сорокина — ничего. А вместо них узбекские хлопкоробы и казахские овцеводы, и грузинские чаеводы — все­все пели бы и плясали в кремлёвском дворце съездов.

И снова тогда вздыхает Михал Сергеевич, и гасит свет, и прячет бледные свои ­стариковские ножки под холодное, никем не нагретое одеяло.

Да нет, Михал Сергеич, всё хорошо. И все вас любят. И больше всех вас любят наши женщины. За прокладки любят, за тампаксы и за памперсы. Они просто уже забыли как подтыкаются ватой и как стирают пелёнки. Они не помнят, как скачет по ванной стиральная машина Эврика-полуавтомат, как выглядят духи рижская сирень и мужчина, употребивший одеколон Саша наружно и вовнутрь. Они вообще никогда ничего не помнят.

Зато они стали с тех пор все страшно прекрасные. Они теперь пахнут так, что просто ох..ть, и одеты во что-то такое, чего никогда раньше не бывало на свете. У них что-то всё время звенит из сумочек и даже в метро на каждом эскалаторе мимо обязательно проедет штук десять таких, что непонятно как они сюда попали. А поверху и вовсе ездят в автомобилях с непрозрачными стёклами женщины такой невиданной красоты, что их вообще нельзя показывать человечеству, потому что если человечество их один раз увидит, то сразу затоскует навеки — будет человечество сидеть на обочине дороги, плакать и дрочить, как известный художник Бреннер, дрочить и плакать.

Так что всё не зря, и них.я ваш Маркс не понимал, для чего всё на этом свете происходит. А мы понимаем.

Спокойной вам ночи.