Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

юмор

Про книги

В Советском Союзе мне с детства привили уважение к книгам. Отчасти, наверное, потому что хорошие книги в СССР нельзя было просто так пойти в ближайший магазин и купить. Их приходилось “доставать”. Записываться на них, сдавать макулатуру, и т.д. Совершенно непонятная проблема, одно из дурев СССР, которое закончилось только с его падением. В 1990х вдруг реально оказалось возможным пойти и купить что угодно, хоть Стругацких, хоть Адольфа Гитлера. Почему СССР не мог напечатать нужное количество книг, чтобы обеспечить спрос — решительно непонятно. Вроде ничего сложного. Речь не про Гитлера — хрен бы с этой сволочью — но почему нельзя было напечатать того же Дюма или Беляева? Все станки были заняты печатанием материалов очередного Съезда КПСС? Загадка.

Но не суть. Суть в том, что это трепетное отношение к книгам у меня осталось до сих пор, и выбрасывание книги по-прежнему является делом психологически сложным. И если книгу можно сдать в магазин для бедных, я только так и поступаю. Ну, за редкими исключениями. Так, я выбросил практически все технические книжки на русском языке, какие у меня были. А на кой они мне? На английском техническую литературу читать проще, а если речь идёт не про компьютеры, которые худо-бедно везде одинаковые, а про то же строительство, то это знание является в США абсолютно бесполезным. Подобные знания строго эндемичны, потому что такие вещи в разных местах делают совсем по-разному. Или какое-нибудь там огородничество. Всё равно то, что растёт здесь, не растёт в России, и наоборот.

Так что книги я люблю, а уж что у меня до сих пор вызывает священный трепет, так это библиотеки. Вообще, меня это приятно удивило, когда я в 1990х приехал в США. Какие тут хорошие библиотеки, с широким выбором, даже в небольших городках. Ну, а эти, это вообще просто Храмы Книг:

Ух, я бы в таких порылся…

Mirrored from Лабораторный Журнал №6

юмор

Искуственный интеллект

Оба фильма “Бегущий по лезвию бритвы” основаны на книге “Мечтают ли андроиды об электроовцах?” Филипа Дика. И основной философский посыл этой книги — в следующем вопросе: если мы создали что-то, выглядящее, как человек, чувствующее, как человек, считающее себя человеком, является ли наше создание — человеком? И если да, то есть ли у этого создания те же права, что и у человека? И весь конфликт в фильме крутится вокруг разного понимания этой мысли. Сами репликанты считают, что да, человечество в общем — что нет, а главный герой колеблется.

А мне сегодня приснился интересный эротический (последствия вчерашнего укола тестостероном) сон. Что у меня откуда-то появилась вторая жена-репликант. И я весь сон чесал репу — если это создание выглядит как человек, чувствует как человек, считает себя человеком — то, чем я с этим созданием занимаюсь — это измена или нет?

Mirrored from Лабораторный Журнал №6

юмор

Фигня этот ваш Алиэкспресс

По-моему, всё же фигня этот Алиэкспресс. На еБае можно найти если не дешевле, то в ту же цену.

Вот свежий пример. Эппл наконец-то переходит на USB-C. Купил я себе новенький iPad Pro, но к нему в комплекте идёт только двухметровый кабель. Это коротковато, надо трёхметровый (десятифутовый).

На Амазоне за эти кабели ломят несусветные цены в 20, а то и в 30 монет. Пошёл на Али, и самый дешёвый трёхметровый USB-C кабель, который я нашёл, стоил чуть дешевле пяти долларов. Мне надо три штучки (шоб было). И вместе с доставкой (аж в Июне!) получилось чуть меньше 20 монет:

Нуичо, пошёл на еБай и нашёл всё то же самое чуть ли не втрое дешевле. И доставка не из Вухани, а из США в течение четырёх суток.

В-общем, вспомнилась мне еврейская книжка. “Танах” называется.

Может быть, где никаких других альтернатив нету, Али востребован и выгоден. А в США — очевидно, что нет. Второй опыт можно признать тоже неудачным.

Mirrored from Лабораторный Журнал №6

Про русских

Одним из недостатков характера русских я считаю неспособность работать систематически. Человек русский может работать только в авральном режиме. Да, в авральном режиме русский человек решительно страшен — он может свернуть горы, повернуть реки вспять и сделать вдесятеро больше, чем смог бы сделать немец или англичанин. Но при этом он совершенно неспособен работать непомногу, но каждый день.

Ларчик мне наконец-то открылся когда я почитал книгу Милова “Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса”. И всё это связано с тем, что для земледелия на основной части России ежегодно отводился крайне короткий срок — около 130 дней (а это ещё, братцы-кролики, без вычета барщины, сенокоса и других мероприятий). Во Франции же для полевых работ срок значительно дольше — до 10 месяцев. Это даёт французу возможность заниматься земледелием именно что понемногу, но зато каждый день. А в России земледелие это есть постоянный аврал, полная мобилизация всех сил — иначе нельзя. Стоит ли удивляться тому, что эта черта стала поистине национальной?

И вот ещё вторая черта русских, за которой стоит вполне объективная историческая правда — полное пренебрежение к своим жилищам. Дом для русских заканчивается входной дверью. Что там дальше, как всё это выглядит снаружи — всем наплевать.

Возьмём Ключевского:

“Крестьянские поселки по Волге и во многих других местах Европейской России доселе своей примитивностью, отсутствием простейших житейских удобств производят, особенно на путешественника с Запада, впечатление временных, случайных стоянок кочевников, не нынче-завтра собирающихся бросить свои едва насиженные места, чтобы передвинуться на новые. В этом сказались продолжительная переселенческая бродячесть прежних времен и хронические пожары – обстоятельства, которые из поколения в поколение воспитывали пренебрежительное равнодушие к домашнему благоустройству, к удобствам в житейской обстановке.”

Вот вам и объяснение — хронические пожары и постоянные переселения (см. подсечно-огневое земледелие — им можно кормиться только несколько лет, потом надо съезжать на новое место).

Так что во многом действительно — “место такое проклятое”.

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.

Покупаем русское

Скидка 10%!!! Жаль выбор продуктов, которые можно купить из России, неширок. Книжки разве что. Остальное либо не особо хочется покупать (например, оружейные причиндалы российского производства — спасибо, двух прицелов “Пилад” с отвратительным качеством обработки линз мне хватит — урок я выучил), либо купить невозможно, ибо не высылают.

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.

Про Амазон

Не прибавляется у меня любви к Безосу и к его творению.

Амазон начинает запрещать продавать книги с нацистским или иным “нежелательным” контентом.

Проверил — “Моя борьба” Гитлера покамест лежит. Но чувствуется, что не залежится, если дела так пойдут и далее.

Я вообще против этих законов в европейском стиле по поводу запрещения оскорблений и разжигания ненависти. Свинья грязь всегда найдёт. А вот искать граждан, ушедших в подполье, уже сложнее. Пускай лежит открыто как лежало.

Оно, конечно, понятно, что Безос это частное лицо, и формально это не нарушение права на свободу слова. Но так как он де-факто монополист, это даёт силу его действиям, отражающуюся на всех.

Что до нацистских книжек и прочей подобной срани, то оно, вообще-то, полезно — изучить точки зрения противоположной стороны. Ну, как я периодически рассматриваю трактаты креационистов и прочих долбонавтов, как и их книжки, типа Библии, которую, если следовать логике Безоса, надо уже давно запретить нахер, за пропаганду геноцида, человеческих жертвоприношений, неправильных научных знаний и прочей бредятины.

Есть такая полуанекдотическая история, как к Самуэлю Джонсону, составителю одного из первых словарей английского языка, пришла поздравительная делегация. И одна из уважаемых дам в делегации поздравила Джонсона с решением не включать все “плохие слова” в словарь. На что Джонсон сказал, что он “восхищается её терпением и настойчивостью в поиске всех этих слов в его словаре”. Мораль истории такова, что если кто-то захочет, он всегда найдёт, чем оскорбиться. Даже если для этого придётся “залезть на шкаф”, как в том анекдоте. Это не повод запрещать.

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.

Исландские имена

Это, пожалуй, будет даже интереснее, чем особенности арабских имён.

Вот, например, живёшь ты такой исландец, зовут тебя Рагнар Гуннарсон. Женишься на роскошной женщине по имени Гудрун Олафсдоуттир. Что, теперь она становится Гудрун Гуннарсон? А вот хрен — она как была Олафсдоуттир, так ей и осталась.

Почему? Потому что у исландцев нет фамилий в смысле семейных имён. Гуннарсон — означает “сын Гуннара”. А Олафсдоуттир — “дочь Олафа”. Соответственно, дочь Олафа не может же стать сыном Гуннара? Логично!

Если у тебя и Гудрун родится девочка, то в качестве её фамилии будет либо Рагнарсдоуттир или Гудрунсдоуттир, т.е. “дочь Рагнара” или “дочь Гудрун”. Да-да, в качестве фамилии можно взять не только часть имени отца, но и часть имени матери. Это вам не отчество. Можно даже взять оба имени — будет эдакая, например, Сванхильда Гудрунсдоуттир Рагнарсдоуттир. Или Свен Гудрунсон Рагнарсон, если родится мальчик.

Это ещё не всё. Ребёнка называют далеко не сразу, а могут подождать, например, месяца три. Чтобы узнать, что он/а за человек, и какое имя лучше подходит. И да, придумывать имена от балды тоже нельзя. Есть официальный список имён, числом примерно в 2000 для каждого пола, из которого можно выбрать подходящее.

Всё это приводит к тому, что исландцы друг друга называют просто по имени. К премьер-министру Исландии Катрин Якобсдоуттир обращают просто как “Катрин”. И да, телефонные книги у исландцев тоже сортируются по имени. Чтобы избежать путаницы, в телефонной книге ещё указывают, кем человек работает. Например, “Рагнар, плотник” или “Магнус, шофёр”.

Мне кое-чем импонирует эта система. Но, конечно, в стране, где живёт меньше полумиллиона человек, это, может быть, и работает. В большой стране будет невообразимая каша. Хотя вообще-то раньше все страны Скандинавии использовали эту систему.

Интересно ещё, а вот если пара исландцев эмигрирует в, например, США, дадут ли им назвать детей “по исландской системе”?

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.

Да ну нафиг

Июль — один из тех месяцев, когда мне хочется нафиг уехать с Юга США куда-нибудь на севера, например, на Аляску:

По старику Цельсию это 38 градусов выше нуля. Это чисто на термометре. С учётом влажности это ощущается примерно как 40-41 градус выше нуля.

По такой жаре кондиционер приходится врубать на всю катушку, плюс воздух заметно менее плотный, отсюда такая жесть в проеханных милях на галлон.

Ну, а всё остальное время тут можно вполне нормально и комфортно жЫть 🙂 Октябрь-ноябрь и март-апрель — вообще сказка.

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.

Понаделал всякого

Выхи были довольно продуктивными.

Во-первых, присобачил шкапчики для книг в моём кабинете:

На фотке процесс стягивания фасадов шкафов между собой саморезами. Если этого не сделать, шкафы будут выглядеть как будто их вешал полутрезвый дядя Вася.

Во-вторых, доломал таки в сарае свет. Не помню, кто мне дал идею насчёт низковольтового садового освещения, но это оказалось именно то, что надо.

Collapse )

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.

Received Pronunciation

Уже некоторое время в машине во время поездки с/на работу слушаю подкасты. В основном, слушаю Би-Би-Си. За редкими исключениями, дикторы Би-Би-Си разговаривают с британским произношением, известным как “нормативное произношение”. Формально это — “произношение с которым говорят высоко образованные люди, проживающие в Южной Англии” (сиречь — в Лондоне и рядом). Т.е. обычные британцы разговаривают совсем не так — нормативному произношению учат в престижных школах. Удивительно, всё же, насколько более консервативно и классово разделено британское общество до сих пор, если по тому, как человек разговаривает, можно сразу определить его классовое положение.

Мне это даже несколько напомнило ситуацию внутри японского языка. У них две азбуки, если кто не знает, хирагана и катакана, плюс китайские иероглифы (“кандзи”). Изучение начинают с хираганы. До недавнего времени женщинам не давали учить что-то сложнее хираганы, поэтому хирагану так иногда и называли — “женское письмо”. На хирагане пишутся книги для дошкольников. Далее японец изучает катакану, а потом иероглифы. Иероглифов — несколько тысяч, и прочитать их все могут ОЧЕНЬ немногие. То-есть, есть японские книги, которые необразованный человек не сможет прочитать в принципе. В английском языке такого хотя бы нет — можно прочитать и не понять, а вот так, чтобы не смочь даже прочитать — такого нет.

Вообще, я японцев не понимаю в этом отношении. Вот у корейцев была абсолютно идентичная ситуация — сосуществовала как азбука, так и иероглифы. Но корейцы решили, шо нефиг, и в середине 20го века провели у себя языковую реформу, навсегда изгнав из собственного языка иероглифы. Теперь у них только азбука, в которой хоть и 51 символ, но это всё же не тысячи иероглифов. Язык стал намного демократичнее. Чего японцы тянут с этим — непонятно. Всё равно придётся рано или поздно.

А британский английский с нормативным произношением мне очень нравится. Перенять себе, что ли? Всё равно у меня местного акцента в стиле “набрал в рот охапку жевательного табаку и произношу слова как будто в них в три раза больше гласных” никогда не будет, в том числе потому, что я этому активно сопротивляюсь.

Mirrored from Лабораторный Журнал №6.